Однажды в Новосибирске: игришша, шуликаны и шуба мехом наружу

16 февраля на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска».

16 февраля на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывала этнограф, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии и этнографии СО РАН Елена Фурсова. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин Взгляд назад. Исторический календарь

12  февраля 1926 года ВЦИК утвердил новое название города Ново-Николаевска  — Ново-Сибирск. Первоначально это слово писали с  дефисом.

13  февраля 1932 года был создан Западно-Сибирский краевой комитет по  радиовещанию. К  ведению комитета отнесли руководство всем делом радиовещания края, междугородними трансляциями, а  также проведением массовых радиокампаний.

14  февраля 1961 года по  Новосибирску пошли первые троллейбусы без кондукторов. Это произошло после денежной реформы, когда проезд вместо 50-ти стал стоить пять копеек. В  троллейбусах появились кассы-копилки в  виде ящиков с  ручками. Пассажирам необходимо было опустить туда 5-копеечную монетку, провернуть ручку и  из  кассы показывался язычок билета. Спустя десять лет кассы-копилки заменили компостерами.

15  февраля 1946 года принято решение облисполкома «О  развитии индивидуального и  коллективного огородничества». Необходимые земельные участки планировали выделить до  1  апреля 1946  года. Лучшие участки, которые были расположены близко к  населённым пунктам, предполагалось отвести семьям военнослужащих и  инвалидам войны.

16  февраля 1893 года в  Петербурге прошло второе заседание Комитета Сибирской железной дороги под председательством великого князя Николая Александровича, будущего Николая II. На  заседании рассмотрели предложение от  Министерства путей сообщений о  строительстве моста через Обь в  районе села Кривощёково. Цесаревич согласился с  запланированным направлением прокладки Сибирской железной дороги в  районе Оби как с  наиболее удобным в  техническом отношении. После этого место перехода Сибирской железной дороги через Обь больше не  обсуждали.

Строительство моста,  вид с левого берега (1894 год). Фото: Музей Новосибирска

17  февраля 1898 года министерство внутренних дел удовлетворило ходатайство жителей, поддержанное томским губернатором, о  переименовании посёлка Александровского в  Ново-Николаевский.

18  февраля 1907 года император Николай II  подписал Указ Правительствующему Сенату о  предоставлении Ново-Николаевску на  выкуп в  собственность городских земель. В  этот  же день участок земли на  берегу реки Обь вблизи железнодорожного моста согласно Высочайшему повелению выделили Ново-Николаевску под пристань общего пользования. Этот день считается Днём рождения новосибирского речного порта. 


Однажды в  Новосибирске. А  у  нас водопровод! Вот!

13  февраля 1929 года в  Новосибирске начал работать водопровод. До  этого воду брали из  реки, в  колодцах и  родниках, там, где вода была наиболее качественной, поскольку речная вода была довольно грязной, поскольку горожане сваливали по  берегам мусор и  другие нечистоты. Полиция и  городская управа следили за  тем, чтобы водовозы запасались водой надлежащего качества и  в  строго установленных местах. Определённым требованиям должны были отвечать и  деревянные бочки, в  которых водовозы на  лошадях доставляли воду жителям, и  вёдра, которыми эту воду продавали.

О  необходимости постройки общегородского водопровода стали говорить уже в  начала XX  века. В  1906 году инженер Готлиб разработал первый проект водопровода мощностью двести тысяч вёдер суточного потребления, однако реализовать этот проект не  удалось.

К  идее создания водопровода вернулись только в  1925  году, когда были проведены предварительные изыскания всех поверхностных и  подземных источников водоснабжения. В  качестве основного источника выбрали реку Обь. Строительство центрального водопровода началось в  1927  году.

Сложная инженерная система включала затопленный в  Обь русловой водоприемник, береговой колодец, насосные станции первого и  второго подъёма воды, а  также станцию очистки воды, резервуары, водопроводные сети, водонапорную башню и  другие сооружения. Сеть состояла из  двух колец: одно шло по  Центральной части города, другое  — по  Закаменской. От  этих колец шли разводящие трубы  — в  многоквартирные дома и  в  раздаточные будочки на  улицах. В  январе 1929 года закончилось возведение 29-метровой водонапорной башни на  высокой точке правого берега  — на  углу улицы Гавриловской (ныне Добролюбова) и  Карла Либкнехта. Рядом построили насосную станцию третьего подъёма. На  всё это потратили невиданные деньги  — больше двух миллионов двухсот тысяч рублей.

К  системе первого водопровода подключили 140 домов и  23  водопроводные колонки. К  1932 году вода пришла уже в  355 домов в  нескольких районах города. Впрочем, и  водовозы ещё долго оставались востребованными, особенно на  окраинах города

Водонапорная башня возле площади Маркса. Фото: nsknews.info

Левобережную систему водоснабжения в  конце 1930-х годов построил завод «Сибсельмаш». В  1938-1939 годах была возведена уникальная водонапорная башня возле нынешней площади Маркса. 


Было  — не  было. От  Рождества до  Крещения

Гость в  студии «Городской волны»  — этнограф, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии и  этнографии СО  РАН Елена Фурсова.

Евгений Ларин: На  прошлой неделе мы  с  Еленой Фёдоровной говорили о  том, как одевались зимой русские сибиряки . А  сегодня речь пойдёт о  том, чем они зимой занимались и  какие праздновали праздники.

Кстати, если попробовать перекинуть некий мостик между этими темами, то  можно сказать, что, например, ценную шубу могли приготовить на  свадьбу невесте в  качестве приданого.

Елена Фурсова: Да, конечно. Как только заканчивались святки, которые длились две недели, наступала пора сватанья. Зимние свадьбы назывались чистыми  — в  отличие от  летних или осенних. И  в  качестве приданого состоятельные родители могли приготовить своей дочери шубу. Поскольку сибиряки-старожилы, в  основном, были обеспеченными, то  шуба была обычным подарком.

Елена Фурсова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Самое дорогое, что есть?

Елена Фурсова: Да. И  то, что дочке пригодится в  её  будущей жизни.

Говоря о  шубах и  меховой одежде вообще, нужно сказать, что в  праздники шубы использовали и  по  другому назначению. В  Святки старую поношенную шубу выворачивали мехом наружу и  рядились  — как правило, это были молодые парни  — в  медведя. На  голову тоже надевали какую-то меховую маску. Товарищ ряженого повязывал ему на  шею верёвочку и  водил его по  домам. Этот «медведь» рычал, пугал людей, это вызывало смех, и  люди отдаривались сырчиками, семечками, салом или приглашали ряженых сесть за  стол, выпить и  закусить. То  есть шуба была нужна на  многие случаи жизни.

Ряженые, XIX в. Картина: П. Каверзнев

Евгений Ларин: Вы  сказали, что шубу выворачивали мехом наружу. Это может прозвучать странно, потому что шуба для нас и  так мехом наружу. Но  тот, кто слушал предыдущий выпуск, знает, что шуба мехом наружу была не  всегда.

Елена Фурсова: Да, не  всегда. Шуба мехом наружу  — это доха.

Евгений Ларин: Существует такое распространённое мнение, что крестьяне, в  том числе в  сибирских деревнях и  сёлах, работали, то  есть были заняты делом, только с  весны до  осени. Они пахали, сеяли, выращивали что-то в  поле и  на  огороде, ухаживали за  скотинкой и  птицей  — трудились, в  общем. А  вот с  осени, когда зерно уже в  амбарах, соленья и  варенья в  погребах, скотинка заколота и  заготовлена в  виде мяса, делать-то уже нечего. 

Остаётся только есть мясо, пить самогонку и  на  балалайке играть. 

Но  так  ли на  самом деле была пуста, скучна и  праздна жизнь русского сибиряка зимой?

Елена Фурсова: Это, конечно, стереотип. Отмечу, что, говоря о  сибирских крестьянах, я  буду говорить о  крестьянах нашей Новосибирской области, потому что материал, который я  представляю, собран в  наших районах  — в  Барабе, при Салаире, в  Приобье. Потомки этих людей сегодня, в  большинстве своём, это горожане, жители Новосибирска. Но  остались и  те, кто живёт ещё в  сельской местности.

Когда заканчивались полевые работы  — наступали праздники.

Евгений Ларин: Свадьбы начинались?

Елена Фурсова: Во-первых, начинались сватанья. Было принято, что девушка сидела дома, а  к  ней по  очереди шли сваты. Первая партия приходит, сватают, девушка смотрит; за  ними приходит вторая партия, третья. Девушка смотрела женихов, а  потом с  родителями обсуждала, кто больше понравился. Если к  мнению юношей родители больше прислушивались, учитывали  то, кого он  хочет выставить, то  за  девушку они часто решали сами. Или убеждали  её, за  кого нужно идти  — кто, по  их  мнению, более хозяйственный, за  кем ей  будет лучше. То  есть девушке нужно было просто сидеть дома и  выбирать из  того, что было в  наличии.

Таким образом, осенью, после окончания полевых работ, начинали свататься, договариваться о  свадьбах. Но  во  время поста, конечно, этого не  происходило. Не  будем забывать, что начинался Филипповский пост (с  15  ноября по  старому стилю  — прим. автора) и  длился он  до  самого Рождества (25  декабря по  старому стилю). Для молодых это было время подготовиться к  свадьбе  — наготовить полотенец, сшить рубаху себе и  своему суженому, произвести определённые траты, продумать стол, позвать гостей.

А  дальше начинались Святки, во  время которых молодые парни тоже приглядывали себе невест. В  Сибири молодёжные посиделки назывались не  вечёрками, а  игрищами, по-чалдонски говорили «игришша». На  игрищах парни присматривали девушек. Хорошей партией считалась девушка скромная, которая даже на  вечёрку, на  игрища брала с  собой кудельку  — попрясть. Она не  только пела, плясала и  хороводы водила, но  когда пели песни, она ещё и  пряла при этом. И  когда заканчивались Святки, опять шли потоком женихи со  свахами, с  родителями.

Елена Фурсова и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: То  есть это уже второй сезон был?

Елена Фурсова: Да, второй сезон,  — для тех, кто не  успел до  Филипповок. Сватали, и  в  межсезонье,  — в  мясоед, то  есть в  период от  Рождества до  Великого поста,  — уже играли свадьбы.

Евгений Ларин: Непосредственно о  праздниках мы  с  вами ещё поговорим, но  прежде расскажите, чем занимались в  быту? Что-то  же нужно было делать. Наверное, нужно было одежду починить?

Елена Фурсова: Не  только одежду починить. Нужно было посмотреть все орудия производства, ведь основным занятием было земледелие. Необходимо было проверить плуг или соху, борону, коня или коней, обязательно нужно было проверить зерновой фонд, перебрать.

Записывали приметы. Существовало много примет на  то, какая будет весна  — ранняя или поздняя. 

Например, в  этом, 2024 году Пасха поздняя  — значит, припозднится и  весна. 

Сажать будем позже, чем, например, в  прошлом году, когда Пасха была более ранняя.

Также, например, считалось, что если на  день Федота, который выпадает на  15  марта, метёт метель, то  зима ещё будет долгой. А  если на  день Сорока мучеников, 22  марта, будет капель  и, как говорили, синичка или воробушек напьётся из  лужи, то  весна будет дружная, ранняя.

Грамотные крестьяне (а  в  Сибири, особенно среди старообрядцев было много грамотных мужчин) записывали приметы, которые служили им  опорой в  работе.

Евгений Ларин: Таким образом, в  период между окончанием и  началом полевых работ нужно было починить и  пошить одежду, проверить сельскохозяйственные орудия, также, наверное, нужно было изготовить какую-нибудь необходимую мебель?

Елена Фурсова: Да, конечно. Прялочку, например, сделать. Мы  ещё не  сказали про женщин. Женщины-то никуда от  своей прялки не  уходили, хотя хорошая пряха должна была успеть всё сделать до  Святок. Когда готовились к  Рождеству, на  Святки все прялки убирали. Прядение считалось работой, к  тому  же грязной: летели пух и  кострика. Чтобы не  было соблазна сесть за  прялку, её  могли убрать даже в  подпол. А  вот во  время Филипповок, в  ноябре-декабре, девушки и  женщины собирались на  супрядки и  активно пряли, старались допрясть до  Святок.

На  Святки нельзя было прясть и  делать другую грязную работу, потому что, во-первых, праздники, а  во-вторых, говорили, что в  каждом углу чертёнок сидит. Хозяин дома приказывал бабам убирать все свои прялки, поскольку считалось, что спряденная во  время Святок пряжа  — нечистая. Из  полотна, которое из  неё получится, нельзя было шить даже погребальную одежду.

Евгений Ларин: Зимой праздников, кажется, было всё-таки больше, чем летом. Наверное, на  это есть свои причины. Но, говоря о  праздниках, пожалуй, стоит обратить внимание на  то, что если у  нас, у  современных россиян, не  только сибиряков, в  основе праздников лежат, в  первую очередь, исторические, политические и  социальные события и  явления, то  у  наших предков праздничный календарь был увязан как раз с  сельскохозяйственным циклом, который задан природой. Или в  том периоде, о  котором мы  говорим  — во  время, когда русские переселенцы обосновались в  Сибири,  — на  первом месте был уже церковный календарь? Или у  нас, как всегда, одно накладывается на  другое?

Елена Фурсова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Елена Фурсова: Слоями. Можно говорить, по  крайней мере, о  трёх слоях.

Первый  — дохристианский. Первая ломка цикла календарных праздников пришлась на  период Крещения Руси. Этот период был длительным, но  он, наверное, не  завершился ещё и  до  настоящего времени.

Следующей ломкой стало воздействие на  календарь реформ Петра  I, который хотел, чтобы русские жили по  правилам голландцев и  немцев. Поэтому Пётр I  ввёл нам гражданский Новый год. Последний раз по-старому  — 1  сентября  — Новый год праздновали в  1699  году. В  1700 году всем было велено Новый год праздновать по-новому  — с  31  декабря на  1  января, явиться на  ассамблею. А  кто не  явится, тому лютый гнев царский.

Третья ломка календаря произошла в  1918 году в  связи с  социалистической революцией 1917  года. 

Всё прошлое было объявлено реакционным поповским наследием, от  которого нужно было отказаться человеку нового социалистического общества.

Евгений Ларин: Мы  говорим сегодня о  зимнем цикле праздников. Я  полагаю, что он  был разбит на  два периода: от  Рождества до  Крещения и  от  Крещения до  Пасхи, верно?

Елена Фурсова: Нет. От  Рождества до  Нового года и  от  Нового года до  Крещения. С  Рождества и  до  Нового года шли святы́ вечера, с  1  января  — страшны́ вечера. Считалось, что в  это время активизируется нечисть. Это был переходный период, а  переход всегда таит в  себе опасность. Грань года нужно было так преодолеть, чтобы ничего не  потерять, не  заболеть. Для этого нужно было соблюсти все обычаи, которые, в  представлении народа, давали шанс благополучно прожить наступающий год.

Евгений Ларин: Ведь не  было  же каких-то конкретных дат, как, у  нас, когда мы  встречаем Новый год в  0  часов 0  минут 1  января?

Елена Фурсова: Да, это был цикл.

Евгений Ларин: Но  я  так понимаю, что Васильев день, который выпадает на  1  января  — это как раз крестьянский аналог Нового года?

Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Елена Фурсова: У  нас было так, что Новый год, который праздновали в  народе, совершенно не  соответствовал тому, который был рекомендован и  предписан Петром I. Народный Новый год включал благопожелания, хождение друг к  другу в  гости. В  церквях на  Василия Великого, как и  в  наши времена, шли службы,  — поздравляли с  Новолетием. Но, например, ёлки на  Новый год в  сёлах не  наряжали ещё даже и  в  XX  веке, ёлки были не  везде даже в  1950-60-х годах. Помню, когда мы  1960-70-х годах специально ездили на  Святки в  сельские районы, то  бабушки, которых мы  записывали, вспоминали, что в  их  детстве никаких ёлок не  было.

Ёлки ставили в  церковно-приходских школах, в  общественных заведениях. Приезжали горожане, привозили с  собой угощения для деток и  дети в  общественных местах под ёлкой читали, старшие  — Символ веры, кто помладше  — молитву Богородице. За  это им  давали прянички, конфетки и  они шли домой, а  в  доме никаких ёлок не  было.

Евгений Ларин: Святки, настолько я  понимаю, бывают несколько раз в  год и  по  разным поводам.

Елена Фурсова: «Святки» по-славянски значит «праздники». 

Святки бывают зимние, а  ещё есть зелёные Святки  — летом, на  Троицу.

Но  мы  их  касаться сейчас не  будем.

Прежде всего, к  Рождеству ходили на  вечернюю службу  — там, где были церкви, готовили и  ели бедную кутью, поминальное блюдо. Это указывает на  связь с  культом предков. А  на  утро в  Рождество, 25  декабря по  старому стилю, уже накрывали богатый стол, угощались после Филиппова поста и  начинались собственно Святки.

Во  время Святок по  сёлам ходило много ряженых. Рядились медведями, о  которых я  уже рассказывала, наряжались стариком и  старухой, могли нарядиться конём. Известно, что в  Тогучинском, Маслянинском районах водили ряженого коня. Двое мужчин накрывались пологом, делали голову под вид конской, а  кто-то ходил и  продавал этого коня. Кроме того, женщины наряжались козой. Ряжения были разнообразны.

Елена Фурсова и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: А  в  чём был смысл рядиться во  всех этих животных?

Елена Фурсова: Насколько я  поняла, эти зооморфные персонажи олицетворяли козла отпущения, который добровольно на  себя собирал грехи. А  затем, в  Крещение, он  должен был окунаться в  прорубь, где смывал эти собранные грехи. Мужчин, которые рядились на  Святки, окунали в  прорубь, потом их  укутывали в  тулуп  — и  домой. А  женщин батюшка просто брызгал водой. Сейчас этот обычай трансформировался  — в  прорубь окунаются все.

Были и  страшные ряженые. Делали тыквенную голову, вырезали в  тыкве глаза, зубы, внутри ставили свечку...

Евгений Ларин: То  есть это не  из  Англии к  нам пришло?!

Елена Фурсова: Нет! У  нас столько своих мифологических образов, поэтому для меня удивительно столь распространённое увлечение скандинавской, германской или саксонской мифологией. У  нас много и  своего материала.

Что касается тыквы, то  мало того, что её  выставляли в  окно, так ещё и  какой-нибудь мужчина одевался в  белую одежду покойника, на  лицо надевал белую маску и  так на  фоне вечернего неба становился в  окно.

Святочная звезда и берестяная маска. Иллюстрация: А. Макаренко, 1913 г.

Мне рассказывали, что во  время войны ссыльные немцы, когда впервые увидели такого шуликана, который у  них появился в  окне, страшно перепугались, дети заплакали. Ну, а  старожилы-то знали, что бегает такой страшуший ряженый, шуликан.

Евгений Ларин: А  что это за  слово такое необычное  — шуликан?

Елена Фурсова: Это слово славянского происхождения. Я  согласна с  нашим видным этнографом Дмитрием Константиновичем Зелениным, что слово «шуликан» происходит от  слова «шуя», то  есть левая сторона. Всё, что слева  — относилось к  нечистой силе.

О  шуликанах было хорошо известно, например, в  Пермской губернии, но  там о  них говорили как о  неких существах, которые бегали и  шалили, вредили всем. Почему и  прясть-то нельзя в  Святки, потому что они спутают пряжу! Было такое поверье, и  было большое количество ряженых, которые олицетворяли собой эту шуйную, нечистую силу.

Евгений Ларин: А  ещё было слово «колядовать», «коляда». Это точно что-то дохристианское!

Елена Фурсова: Если говорить про Новосибирскую область, то  в  правобережье Оби слово «коляда» практически было неизвестно. А  вот на  левом берегу, там, где вдоль Сибирско-Московского тракта было много переселенцев из  Центральной России, там и  коляды пели  — это называлось «кликать коляду»,  — и  таусени пели (таусень  — разновидность колядки, таусенем называли канун Нового года, 31  декабря. —  Прим. автора) . Распевая такие песни, было принято ходить по  домам.

Ещё для меня было открытием  — я  говорю о  своих материалах 1980-1990  годов,  — что бабушки пели песню, где были такие слова: «На  Дон, на  речке, на  том бережочке» или «На  Дунай, на  речке, на  том бережочке». 

Представляете, русские, восточные славяне, которые жили в  Сибири уже несколько столетий, сохранили память о  таких «мифических» реках, как Дон и  Дунай, которые очень символичны для русских и  для славян.

Для меня, конечно, это было откровением. Я  их  спрашивала, дескать, а  где тут Дунай-то? А  они говорили, мол, да  где-то тут, неподалёку. Очень интересно!

Евгений Ларин: Интересно вот что: то, что  мы, как будто, переняли из  Англии, что дети делают на  Halloween, в  канун Дня Всех Святых, было и  у  нас: нужно прийти в  дом, затребовать угощения...

Елена Фурсова: Не  дашь пирога, я  корову за  рога!

Евгений Ларин: ...Да, и  пригрозить какой-то расправой, если этого угощения не  будет!

Елена Фурсова: Это европейская традиция. Этническая территория славян  — на  территории Восточной Германии. Это всё оттуда идёт. Славяне шли-шли, Дунай прошли, Дон прошли и  пришли сюда, за  Урал. И  всё помнят.

И  вот такую песню, щедровку, про Дунай пели, например в  Чулымском районе, в  канун Нового года, в  Щедрый вечер.

А  ночью приходили посевальщики  — это уже не  ряженые, как правило, мальчики. Они брали с  собой зёрна, семечки (они и  до  сих пор ходят в  сёлах)  — приходили и  спрашивали: «Можно у  вас посеять?» Хозяин отвечает, мол, сейте. Они начинают рассыпать зерно и  петь благопожелания: «Сею, сею, посеваю, с  Новом годом поздравляю»,  — перечисляют все блага, которые они желают хозяину дома. Всё это рассыпанное зерно остаётся на  ночь, а  на  утро Нового года хозяин всё зерно сгребает, собирает  — и  либо отдаёт курам, либо сыпет в  посевное зерно. Это русский народный ритуал  — благопожелание.

Христославы, 1910 г. Картина: Ф. Сычков

Между Новым годом и  Крещением наступает пора гаданий. Гадали  в  основном  девушки, а  парни прикладывали все силы к  тому, чтобы им  помешать. Ну, не  хотели парни, чтобы девушки знали, за  кого они выйдут замуж!

Начинали гадать, как правило, под Новый год, и  гадания были разные. Так, например, бросали какие-то изогнутые предметы  — например, валенки (которые могут носком указать, с  какой стороны ждать женихов или сватов)  или кочергу. Бросить предмет надо было через забор  — на  улицу, чтобы он  попал во  внешний мир, в  чужое пространство.

Также девушки ходили под окнами и  слушали, что говорят хозяева. Возможно, хозяйка случайно назовёт имя жениха. Или, например, если она ненароком скажет «Сядь!»  — это значит, что девушка в  этом году уже замуж не  выйдет, так и  будет пока сидеть.

Святочное гадание, 1888 г. Картина: Н. Пимоненко.

Кроме того, к  гаданиям привлекали животных, в  частности, петушка и  курочку, которых брали из  курятника  — такое гадание я  как-то застала и  зафиксировала сама. Если петух начинал клевать зёрнышки, считалось, что муж будет хорошим хозяином. Если будет воду пить, муж будет пьяницей. При мне петух подошёл к  зеркалу, приосанился, пёрышки расправил и  стал любоваться на  себя в  зеркале,  — я  даже удивилась. И  девушке, которая гадала, сразу все сказали, что муж у  неё будет фанфарон, модник.

Различных гаданий было много. В  овин ходили, ловили овечку. Если баранчика поймает, то  выйдет замуж, а  если овечку, то  нет. Если шерсть будет хорошая, пушистая, то  муж богатый будет, если похуже шерсть, то  бедный. В  общем, девушкам было чем заняться. 

Любопытно, что родители своих дочек сами всячески подначивали, чтобы они гадали.

В  Маслянинском районе я  записывала гадание, когда от  присутствующих берут взятки в  виде мелких предметов, кладут в  мисочку, сверху её  накрывают платком, трясут её  и  при этом поют песню: «Вы  святые вечера, вы  васильевские, Илья! Кому песню поём, хлебу честь отдаём, Илья!»

Илья тут по-разному трактуется. Может быть, это обращение к  пророку Илье, он  же всё-таки пророчествовал. И  по  тому, кому какую вещь вынут, определяли, что с  ним произойдёт в  следующем году. Интересно, что на  такие гадания собирались уже не  девушки, а  взрослые женщины и  мужчины  — им  хотелось знать, что случится на  будущий год.

Кстати, это были 1990-е годы, ситуация была очень неустойчивая. И  ещё интересно  то, что в  этот период, во  время «шоковой терапии», когда мы  не  знали, что с  нами будет завтра, ходили ряженые  — это называлось гуманитарная помощь.

Ряженые реагировали на  политические события. Ходили пожилые женщины, бабушки. Помню, одна к  нам пришла. На  голову она надела чёрный чулок, видимо, нарядилась чернокожим. На  чемоданчике у  неё было написано что-то вроде «Америка  — России». В  народе высмеивали  то, что Россия пошла по  миру с  протянутой рукой и  стала просить гуманитарную помощь. Ряженые говорили, мол, мы  иностранцы, принесли вам гуманитарную помощь.

Евгений Ларин: У  нас в  наши дни основные праздники  — это Новый год, 23  февраля, 8  марта, майские праздники и  до  относительно недавнего времени было ещё 7  ноября, годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Сейчас  — День народного единства 4  ноября.

Елена Фурсова и Евгений Ларин. Картина: П. Грузинский

В  прежние времена аналог Нового года у  нас был, аналог майских праздников, безусловно, был, около 7  ноября  — Покров. А  вот как обходились без 23  февраля и  8  марта? Похожие смыслы несли какие-то праздничные дни?

Елена Фурсова: Поклонниц Розы Люксембург среди крестьянок особо не  было. Но  если говорить о  почитании женской ипостаси, то  были Богородичные праздники, когда не  работали, посещали службы и  устраивали крестные ходы. Покров тоже считался женским праздником, в  этот день девушки тоже гадали на  женихов. Но  почитания женщины как матери и  хозяйки как-то не  было, так  же как не  было и  почитания мужчины. Общество было нацелено на  выживание. Хотя в  материальном плане сибиряки-старожилы хорошо жили, хорошо одевались, и  это отмечали многие иностранцы. Они писали, что даже у  простых женщин, возможно, не  хватает только шляпки и  зонтика, а  так она одевается как городская барыня. Тем не  менее, таких праздников не  было. Были общесемейные праздники. К  тому  же православная вера не  предполагала какого-то особо выделения женщин и  мужчин. Хотя все понимали, что мужчины  — это защитники Отечества, их  брали на  войну, а  войны шли постоянно. 

Я  ещё захватила тех бабушек, у  которых отцов забирали на  Первую мировую войну, мать одна их  воспитывала.

Евгений Ларин: Сейчас многие считают 23  февраля гендерным праздником  — в  противовес 8  марта.

Елена Фурсова: Кто как. Я  считаю, что это всё-таки День защитника Отечества. Гендерный праздник у  нас, вроде, День отца есть теперь.

Евгений Ларин: Возможно, он  пока ещё не  совсем прижился.

Ну, и  наконец, последний мой вопрос. Как скоро крестьяне, став городским населением, изменили своим прежним крестьянским традициям?

Елена Фурсова: Безусловно, жизнь в  городе нивелирует традицию. Вся этническая специфика усредняется, множится на  ноль. Становясь горожанами, крестьяне, конечно, отрывались от  земли. Уже не  было смысла ходить по  домам и  посевать. Многие обряды просто теряли свой смысл. Но, с  другой стороны, и  деревня оказала влияние на  город. Приехало большое количество южнорусских переселенцев, которые стали в  городе обливаться на  Ивана Купалу. У  нас и  до  сих пор сохраняется эта традиция, которая была привнесена в  город из  сельской местности. Молодёжь с  удовольствием обливается.

Масленица, 1889 г. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Ближайший праздник у  нас сейчас, наверное, Пасха?

Елена Фурсова: Предстоит Великий пост, во  время которого  — 22  марта  — будет День сорока мучеников, когда выпекали кресты и  клали их  в  зерно, которым посевали. В  общем, крестьянам было чем заняться. И  это было необходимо, эти были такие  же богоугодные занятия, как, собственно, сами праздники.

Последние новости

Как не отравиться грибами рассказал Роспотребнадзор

Фото из архива редакции Грибы массово пошли в Новосибирской области, кто-то собирает их самостоятельно, кто-то покупает на стихийных рынках или просто вдоль дорог.

Специалистам лесного хозяйства поднимут зарплату до 80 тысяч рублей в Новосибирской области

Фото из архива редакции Практически в каждом лесхозе области остро не хватает работников разных специальностей — трактористов,водителей, инженеров лесного хозяйства, лесоводов.

Вопрос с мусором от туристов решился благодаря активистам села под Новосибирском

Фото предоставлены Ольгой Пьяных В селе Сосновка после письма к губернатору и действий местных активистов решился вопрос с вывозом мусора, выбрасываемого туристами.

Card image

Сравнение гофрокартона с другими материалами упаковки по целому ряду параметров

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *